Индустрия рекламы Информационно-справочный портал
Теория и практика рекламной деятельности

Выход в свет. Продакшн-хаусы охватила болезнь роста

Бурный рост рекламного рынка спровоцировал рост обслуживающих отраслей. Еще пару лет назад рекламу снимало около десяти производственных компаний. К сегодняшнему дню их количество выросло в четыре раза. При этом здесь сохраняется российская специфика в виде своеобразных монополий. Авторы статьи: Диана Арустамова, Мария Никитина.

Какой русский не любит быстрой езды? История из недавнего прошлого: группа наших соотечественников снимает в Милане серию роликов для крупной пивной марки. «В соседнем павильоне работал итальянский режиссер, — вспоминает свой режиссерский опыт Антон Ненашев, нынешний руководитель дирекции кинопостпродакшна Первого канала. — Отсняв пять роликов подряд, наша команда развернулась и уехала обратно, чтобы срочно передать отснятый материал в постпродакшн. А наш коллега из Италии за это время, не спеша, ставил освещение, катал камеры по американским горкам да декорации устанавливал. Видимо, подготовка удалась. Однако самих съемок мы так и не дождались. Наверное, режиссер их закончил, когда наши ролики уже вовсю крутились в эфире».

Действительно, скорость, с которой работают российские продакшн-хаусы, поражает. Как правило, на съемки одного рекламного ролика уходит день, максимум два. Иногда за сутки успевают отснять несколько роликов. Понятие «жесткий тайминг» не сходит с уст продюсеров и режиссеров. Откуда такая спешка?

Фруктовое ассорти

Кадры рабочих моментов съемок ролика для бренда McQuay (клиент: United Elements, агентство: «Ацтек», Производство: AC Production).

Продакшнам нужно поспевать за растущим потоком заказов. Совокупный прирост рекламного бизнеса за минувший год, по оценкам АКАР, составил 28%, при этом объем рекламных поступлений на ТВ вырос на 37%. Потребность в ТВ-рекламе стимулирует и рост продакшн-бизнеса. При этом если еще два-три года назад рекламу снимало с десяток производственных компаний — Park Production, Bazelevs, AC Production, Action Film и так далее, то сейчас их число увеличилось в четыре раза. И это, похоже, только начало.

Вот лишь несколько примеров.

В июле 2000 года Park Production создает свой филиал — самостоятельный продакшн-хаус Ball Park, возглавляемый экс-продюсером Еленой Марковской. В феврале Эльдар Джнчарадзе, экс-Сreative Group Head того же агентства, стал продюсером и творческим директором нового Replika Production, а Константин Лосев возглавил Workshop. Эти продюсеры долгое время проработали в Park Production, крупнейшем на рынке. В конце 2003 года закрывается студия «Топ фильм продакшн», а ее бывшие продюсеры Ольга Лобова, Анна Кочанова и Дмитрий Менялин становятся во главе трех новых студий: АН 24, Chilli Film и Medusa Films.

Еще один продакшн, открывшийся в октябре 2003 года, — Pacic Film (генеральный директор Елена Фролова). Леонид Рахманин (до октября 2003 года — постпродакшн-продюсер DTV-MA) открывает собственную студию Delo-SL, которая занимается постпроизводством для кино и видеорекламы. Осенью 2004 года открывается продюсерский центр Jet Film. Святослав Качарава и Игорь Арефьев, экс-генеральный директор и экс-продюсер агентства Maxima, тогда же (сентябрь 2004 года) открывают собственную студию Paranoya Film. И наконец, с июля 2005 года продюсер агентства McCann Erickson Russia Алла Хомичук возглавляет продакшн Okey Dokey.

Леонид Рахманин, генеральный директор продакшн-хауса Delo-SL, выделяет несколько причин, объясняющих появление небольших производственных компаний. Во-первых, учитывая нарастающую конкуренцию, работать под одним брендом становится менее эффективно. «Говоря образно, не все любят яблоко, ктото любит грушу, кто-то сливу. Поэтому большое яблоко будет пользоваться все меньшим спросом в отношении фруктового ассорти, — говорит Рахманин. — Одной крупной сложившейся структуре сложно динамично менять условия в рамках одной предоставляемой услуги. Не понятно, почему для одного клиента делаем так и за столько, а для другого иначе. При нескольких компаниях можно дифференцировать услугу по цене, технологии, тактике и так далее».

Еще одна причина отделения «дочек» от крупных компаний, по мнению Рахманина, — попытка избежать столкновения интересов клиентов с конкурирующими брендами, так обычно поступают в рекламных агентствах. Но есть и еще один момент — мотивация ценных специалистов. Зачастую новая структура открывается под конкретное лицо. «Работник в компании получает возможность карьерного роста и удовлетворения честолюбия, компания сохраняет специалиста и получает подотчетного союзника», — резюмирует руководитель Delo-SL.

«Производство видеорекламы — творческий и индивидуальный процесс, требующий отлаженной работы и полного взаимопонимания коллектива, — соглашается Леонид Залесский, креативный директор Ninja Films Studio. — Невозможно создать в рамках одного продакшна большое количество хорошо работающих команд и расти бесконечно. Система дает сбой. Как следствие, клиенты уходят. Именно тогда происходит процесс создания дочерних производств, под патронажем «бывалых» создаются автономно работающие структуры». На Западе производственные компании имеют четкую специализацию. Российский продакшн-бизнес движется в том же направлении? Если присмотреться, не все так просто.

На манеже все те же

Кадры рабочих моментов съемок ролика для бренда McQuay (клиент: United Elements, агентство: «Ацтек», Производство: AC Production).

Как правило, новые продакшны создают представители второго эшелона продюсеров, ушедших из крупных продакшнов или агентств. Используя свое имя и опыт, они довольно быстро входят в круг «снимающих продакшнов». Сергей Козырев, генеральный продюсер Focus Film, отмечает такую особенность: «Все новые продакшны выходят из сети продакшнов, которые существовали 10 лет. Ни одного нового человека я не видел. Все эти компании имеют определенную специфику, они не оригинальны. Из Focus Film за 13 лет существования вышло семь компаний. Эти люди не придумали оригинальных вещей, они всего лишь пропагандируют и используют методологию, приемы, связи, навыки, полученные здесь. Человек уходит и открывает свое дело. Причем не просто уходит, он еще и уводит клиентов. Развитие рынка не качественное — оно происходит за счет использования связей, полученных в больших компаниях. По логике, когда предложений, а значит конкуренции, больше, качество услуг должно повышаться. Но у меня есть большие сомнения по этому поводу».

«За производство берутся люди, которые не всегда компетентны, с присущими им юношеским максимализмом и пробивной активностью», — сетует Владимир Карев, генеральный директор KV Film Production. — Много техники, и каждый из людей, который с ней соприкоснулся, считает, что может делать рекламу». Организовать небольшой продакшн-хаус не так уж и сложно, были бы нужные контакты: в штате несколько работников во главе с продюсером, на проект привлекается большое количество фрилансеров. Создается иллюзия уникального отношения к каждому заказчику.

Но есть и свои сложности. Режиссеры, операторы, художники по костюмам, фуд-стилисты, кастинг-студии, ло’кейшен-студии широко представлены на Западе, что само по себе рождает здоровую конкуренцию. «В России пока существует практически монополия из нескольких специалистов по каждому направлению, — говорит Елена Фролова, генеральный продюсер Pacic Film. — Таким образом, конкурировать продакшнам довольно сложно, так как все предлагают и работают с одними и теми же».

«Количество продакшнов увеличилось, но количество бригадиров-осветителей, режиссеров и художников-постановщиков, операторов осталось прежним. Чистая монополия людей на осуществление услуг с увеличением количества продакшнов только укрепилась. Это не очень хорошо сказывается на качестве наших продуктов. Люди, которые осуществляют съемочный процесс, расписаны», — соглашается Козырев из Focus Film. Крупные продакшны решают проблему дефицита кадров по-своему. Так, в августе 2005 года Park Production заключил эксклюзивный договор на работу с одним из наиболее востребованных режиссеров — Алексеем Розенбергом. По словам Дмитрия Добужинского, генерального директора Park Production, заключение контракта с режиссером было логичным, поскольку Розенберг большую часть заказов получал именно от его продакшна.

Зачастую, имея сравнительно слабые производственные и постпроизводственные мощности, новички вынуждены отдавать часть услуг в субподряд, что значительно утяжеляет схему изготовления роликов. Поскольку большая часть проектов ограничена жестким таймингом, подобная многоступенчатая схема увеличивает риски по качеству работы на выходе. «Если у одного из продакшнов, участвующих в тендере, бюджет ниже на 25%, чем у остальных, это значит — продюсер не учел некоторые пункты в смете. Или решил сэкономить. Скажем на монтажере, который работает в течение четырех часов, а не два дня; на звукорежиссере, который не задает лишних вопросов, а делает все, как надо», — добавляет Дмитрий Добужинский.

По мнению Добужинского, мастерство продюсера как раз и заключается в том, чтобы договорится о цене и качестве ролика и выдать оговоренный результат на выходе. Но если по деньгам договорится можно, то выдать «оговоренный результат» удается не всегда. А это может привести к конфликту с агентством и заказчиком. «Мы абсолютно зависимы от этих людей, но они не всегда адекватно воспринимают задачи, связанные с кинопроизводством, — признает Козырев. — Часто контакты идут на разных волнах, на разных частотах, и для нас главная проблема — сохранять взаимоотношения с агентствами, какие бы там люди ни были, что бы они ни говорили и ни делали».

Ушли в дозор

Пока создаются маленькие продакшны, крупные компании активно развивают свои кино- и теленаправления. На кино — огромный спрос. А значит, впереди маячат и крупные бюджеты. К примеру, Metrafilms параллельно снимает два кинофильма. Продакшн Dago под управлением Дмитрия Юркова завершил работу над сериалом «Колчак». А фильм «Дневной дозор» Тимура Бекмамбетова (производство Bazelevs, «Табак», Первый канал) стал самым кассовым фильмом в российской истории кинопроката. Некоторые компании меняют специализацию на постпродакшн. Так, студия «Текофильм», основанная в 1993 году как творческая мастерская, в 2003-м была переименована в Cinemateka, и основным направлением ее деятельности стал постпродакшн, создание визуальных эффектов для игрового кино и внедрение в российский кинематограф последних мировых технологий (одна из последних работ студии Cinemateka — монтаж второй части фильма «Бумер» режиссера Петра Буслова, «Дорожные работы» Бориса Хлебникова, идет монтаж «Простых вещей» — режиссера Алексея Попогребского).

Сейчас в студии три департамента: монтажный, цветокоррекция и цифровой. За последний год произошло расширение компании. «Сейчас мы инвестируем в киноотрасль, но реального дохода пока не получаем, — говорит Добужинский, руководитель Park Production. — Кино — совершенно дикий рынок. Я работал много лет на «Мосфильме», где производственная база выстроена на разумной бюрократии. С тех пор ничего не изменилось, но схемы работы морально устарели и не соответствуют реальным запросам времени».

Однако, несмотря на все сложности и казусы процесса, рекламные продюсеры уверены в том, что у них есть все шансы завоевать киноиндустрию именно благодаря четко выстроенной системе, существующей в рекламной отрасли. «Реклама достаточно серьезно дисциплинирует, потому что производство ограничено рекламным бюджетом. Если при съемках рекламы появляется третий день съемок вместо запланированных двух, это катастрофа. А в кино такого жесткого тайминга нет. Уровень специалистов намного выше, поскольку по совокупности мы снимаем гораздо больше, нежели наши коллеги в кино», — говорит Добужинский.

Специалисты в большинстве своем вполне оптимистично оценивают перспективы российских компаний-производителей. Идет процесс разделения между рекламным- и кинонаправлением. По мнению опрошенных экспертов, это естественный процесс передела рынка после десяти лет существования отрасли. Выживут сильнейшие из продакшн-хаусов, которые впоследствии распадутся на отдельные структуры.

Источник: Выход в свет. Продакшн-хаусы охватила болезнь роста. // Журнал «Индустрия рекламы» 2006 № 06. URL: https://adindustry.ru/doc/196
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Журнал «Индустрия рекламы»
Новые статьи