Индустрия рекламы Информационно-справочный портал
Теория и практика рекламной деятельности

Унесенный ветром. Почему руководитель IMS Group Грег Тейн задержался в России

Основатель и президент маркетингового холдинга IMS Group Грег Тейн 14 лет назад сменил Англию на Россию и построил тут свой новый бизнес и новую жизнь. За это время ему пришлось столкнуться с танками, «абсолютной неразвитостью российского рынка» и финансовым кризисом, но, похоже, такие преграды Тейну только поднимают настроение. Автор статьи: Мария Иванникова.

IMS Group оказалась первой российской маркетинговой компанией, вышедшей на западный фондовый рынок. Разместив на Лондонской бирже в декабре 2005 года 26,4% акций, она заработала $ 26,3 млн. Недавно IMSG успешно провела вторичное размещение (11,5% акций), привлекла еще около $ 15 млн. и достигла весьма солидной для российской компании капитализации почти в $ 150 млн. А между двумя этими событиями группа успела приобрести московское исследовательское агентство IMCA и рекламно-маркетинговый бизнес в Турции — RPM Radar. Комментируя успехи компании, президент и Председатель Совета директоров IMSG Грег Тейн, как и полагается в таких случаях, заявил: «Деньги, полученные в ходе размещения, позволят ускорить реализацию нашей агрессивной стратегии».

И действительно, «агрессия» IMSG продолжает распространяться на новые территории: в прошлом году освоив рынки Казахстана и Украины, компания не успокоилась и сейчас присматривается к активам в Чехии, параллельно ведет переговоры о поглощении с несколькими российскими игроками и компаниями в Индии и Венгрии. А у руля всего этого стоит ирландец Грег Тейн, приехавший в Москву из Лондона 14 лет назад, совершенно один.

Грег Тейн:

Родился в 1954 году в Лондоне.

Образование: изучал право в Middlesex University, но обучение не закончил.

Профессиональная деятельность: До 1985 — издатель финансовых газет и журналов «What Mortgage? What Investment? The Stockbrocker», «Equity International» и других. 1985-1992: CEO компании International Communication & Data. 1992-1994: основатель компаний RMRC, Video Arts. С 1996 по настоящее время — президент IMSG. С 2003 по настоящее время — Председатель Совета директоров Knight Frank Russia.

Женат, пятеро детей.

World is not enough

В создателе и руководителе IMSG впечатляет полное отсутствие пафоса, который, увы, присущ многим топ-менеджерам, «обремененным» и не столь большим количеством офисов и объемов бизнеса. Он страшно занят, но отвечает на вопросы охотно, угощает круассанами, держится просто, не скрывает хорошего настроения и немного кокетничает. Больше всего мне интересно, зачем он уехал из благополучной Англии в безумную Россию начала 1990-х?

Накануне 1991 года вполне успешный предприниматель Грег Тейн, основатель и руководитель директ-маркетинго-вой компании ICD, а чуть ранее владелец финансовых изданий «What Mortgage? What Investment? The Stockbrocker», «Equity International» и ряда других, решил изменить свою жизнь. Причем кардинально и как можно быстрее. Для начала он — ни много ни мало — расстался с семьей, продал свой бизнес и отправился путешествовать.

«Рождество я встретил в Австралии, — вспоминает Грег. — Там было очень жарко… Потом побывал в Малайзии, Таиланде, Китае. Дальше отправился в Индию и Непал…»

Всей этой юго-восточной экзотикой душа ирландца не удовлетворилась, и в 1992-м Тейна занесло в Москву. Именно здесь он решил начать новую жизнь, именно тут суждено было пустить корни его новой семье и новому бизнесу. Хотя не всем, знающим Грега, верится в то, что он способен где-то осесть. «Главное, что заставило его задержаться в России, — авантюризм, — считает Владимир Сорокин, вице-президент группы «Альфа-Страхование», сотрудничающей с IMSG. — Мне кажется, он не остановил свой выбор на России. Его выбор — весь мир, а Россия — просто место, где он сейчас больше всего проводит времени».

Итак, «унесенный ветром» ирландец приехал в Москву один.

 — И долго вы тут были один? — интересуюсь я.

 — А как вы думаете, сколько я могу оставаться один? — кокетливо вопрошает Грег и сам же отвечает: Не более 10 минут!

Как признается Тейн, Россия оказалась совершенно не такой, как он себе ее представлял. 15 лет назад она почти у всего мира ассоциировалась с Холодной войной и бандитской крышей зачаточного российского частного бизнеса.

Первое, на что, по собственному признанию, бизнесмен обратил здесь внимание, это множество энергичных, хорошо образованных молодых людей. «В них чувствовалось огромное желание развиваться, учиться чему-то новому, — делится впечатлениями Тейн. — И имнужно было лишь показать дорогу, направление, в котором стоит двигаться».

Второе, на что Грег Тейн обратил внимание в Москве, — танки. Вечером накануне октябрьских событий 1993-го в квартире Грега гуляла большая вечеринка. «Утром мы с друзьями вышли на балкон, стояли и смотрели на все это… и решили пойти к Белому дому прогуляться, — рассказывает Грег. — Вышли на улицу и на Цветном бульваре увидели огромную толпу людей, которые бежали и кричали, что нужно побить кавказцев, устроить какой-то погром… Мы испугались, запаслись хлебом и вернулись домой». Однако уже на следующее утро Грег, который к тому времени успел обзавестись в Москве собственным бизнесом и открыть четыре офиса, решил все-таки пойти на работу. «Я всегда сам вожу машину, и вот еду я, и вдруг передо мной возникает огромный танк, — вспоминает Тейн. — Но я не особо испугался. Подумаешь, танк! Объехал его и покатил дальше».

IMS Group:

Дата основания: 1996 год.

Вид деятельности: рекламно-маркетинговые услуги, BTL, проведение исследований, консалтинг.

Основные клиенты: Mars, PepsiCo, Procter & Gamble, «ВымпелКом» Офисы в 12 городах России, в Казахстане, в Украине и в Турции.

Основной владелец: Грег Тейн Оборот за первое полугодие 2005 года: $ 18,2 млн.

You want to have a job?

Приехав в Россию, Тейн тут же бросился искать свободные ниши для бизнеса. И хотя в начале 1990-х таковых было хоть отбавляй, недоумение ирландца вызвало практически полное отсутствие предложений маркетинговых услуг. Уже в первый год своего пребывания в Москве Тейн открыл сразу несколько компаний: RMRC, специализирующуюся на маркетинговых исследованиях, и тренинговую Video Arts. Параллельно он еще умудрился запустить полиграфический бизнес и даже страховой. «Я брался за любые области, где чувствовалась пустота, — объясняет Грег. — Страхование здесь в начале 1990-х осуществлялось по устаревшим советским схемам, поэтому ощущался потенциал».

Правда, от страхового бизнеса вскоре пришлось отказаться, так же как и от полиграфического. «В то время российский рынок был совершенно диким, царил полный хаос, все боялись мафии, — вспоминает Грег. — Я просто снял несколько квартир в центре Москвы, они и служили нам офисами. Мы знали, что если начнутся проблемы, просто соберем вещички и убежим. В то время все так делали».

В свой российский бизнес Тейн вложил $ 500 тыс. из собственных средств, а также привлек небольшие инвестиции английских партнеров. Первые 20 компьютеров для московских офисов предприниматель сам привез багажом из Англии. Буквально в первую же неделю своего пребывания в Москве Грег познакомился с недавними студентами МГУ Кириллом Стародубцевым и Стасом Тихоновым, которые стали ядром команды. Сотрудников искали собственными силами в основном среди выпускников московских ВУЗов. Частенько Грег просто приезжал в институт и останавливал студентов вопросом: You want to have a job? Еще по инициативе Тейна в Англии прошла небольшая рекламно-агитационная кампания, в результате которой в России к Грегу присоединились четыре выпускника английских ВУЗов. Один из них — Эдриан Стюарт — работает в IMSG до сих пор, возглавляет IMS Retail.

Кстати, многие сегодняшние заметные персоны рекламного и маркетингового рынка — в недавнем прошлом «выпускники» Грега Тейна. Президент РАМУ Ирина Васенина начинала свою карьеру, работая у Грега Тейна. Для руководителя отдела специализированных исследований ACNielsen Ольги Беловой Грег также стал первым в жизни боссом. Одного из акционеров Knight Frank Russia Наталью Ретеюм, работавшую в RMRC, в 1995 году пригласили в Unilever, и она стала начальником службы маркетинга — третьим человеком в их российском подразделении. Она была первой русской, получившей такую высокую должность в Unilever.

Освоившись в Москве и избавившись от лишнего бизнеса, Грег решил полностью сконцентрироваться на BTL, маркетинговых услугах и исследованиях: в 1994-м он создал холдинг, куда вошли все его рекламно-маркетинговые, исследовательские и тренинговые бизнесы, через два года объединившиеся под названием IMS.

Первыми клиентами IMS были международные гиганты потребительского рынка: Unilever, Procter & Gamble, Mars. Секретом их привлечения как 10 лет назад, так и сейчас руководитель IMS называет качество отчетности перед клиентами. Как говорят в компании, IMS изначально стремилась работать по международным стандартам, уделять внимание мелочам, ориентируясь на простую истину: все знают, что надо делать, но далеко не все это делают.

До 1998 года бизнес рос очень быстро, накануне августовского кризиса у Тейна было 11 офисов по всей России: в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Казани, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Самаре, Краснодаре и других городах.

 — А когда этот бизнес стал прибыльным? — спрашиваю я.

Грег начинает говорить что-то о том, что никогда и нигде не был так счастлив, как в России.

 — Ну, так все-таки когда вы стали получать прибыль?

 — О, совсем недавно. Мы долгое время все, что зарабатывали, вкладывали в дальнейшее развитие бизнеса, в открытие новых офисов. Сначала прибыль была очень незначительной, зато мы в регионы рванули почти сразу же.

 — А если бы ваши вложения оказались неоправданными? Это ведь был огромный риск. Вы боялись? — допытываюсь.

И снова слышу в ответ, что он здесь обрел свое счастье, здесь у него прекрасная русская жена и двое детей от нее, и жизнь в России несравнимо интереснее, чем где-либо в мире.

 — Но вы же рисковали своими деньгами!

 — Жизнь вообще очень рисковое дело… Каждый день — это риск!

Звучит довольно банально, но, видимо, все дело в том, что Грег Тейн воспринимает риск как нечто абсолютно естественное. Иначе зачем он бросил в Лондоне весьма успешный, отлаженный бизнес? И почему не уехал из Москвы, осенним утром чуть не врезавшись в танк?

Keep calm

После кризиса 1998 года 90% менеджеров-экспатов, работавших в России, вернулись в родные края. От Тейна многие ждали того же. «Денег не было вообще, в самом прямом смысле, — вспоминает он. — Несколько месяцев ушло на то, чтобы просто снимать наличные и выдавать людям зарплату». В итоге из-за кризиса Тейн потерял порядка $ 2 млн.

Как рассказывает Грег, некоторые международные клиенты IMSG после кризиса повели себя непорядочно: они просто закрывались от своих русских подчиненных, игнорировали их вопросы, оставляли служащих без средств, а сами искали работу где-то еще и попросту сбегали из России. С партнерами разрывали контракты, отказывались платить по счетам. В одной очень крупной транснациональной компании IMSG заявили: «Да, у нас с вами контракт, но мы все равно не заплатим. Можете подавать в суд. Вам же хуже, вы больше не сможете с нами работать».

Но были и честные клиенты, не убежавшие как крысы с корабля. Переживать трудные времена с IMSG остались российские подразделения Pepsi, Mars, Diageo. Конечно, им пришлось сократить бюджеты, но в той ситуации и это было спасением.

После кризиса на все направления бизнеса сил уже не хватало. Компанию RMRC Тейн продал европейскому гиганту GfK и по контракту руководил российским офисом компании полтора года. В 1998 году Грегу пришлось закрыть большинство офисов IMS по России, существенно урезать зарплаты персоналу. «К сожалению, у вас теперь меньше денег, зато у вас есть работа, — говорило руководство IMSG сотрудникам. — Это лучше, чем ничего».

И Тейн с коллегами снова начали практически с нуля. Но, по словам главы IMSG, кризисов на его пути было достаточно, чтобы не пасть духом перед российским дефолтом. «В 1979-м и в 1987 годах в Англии случались тяжелые финансовые кризисы. Так что в моей жизни этот был уже третьим, у меня был опыт, — рассказывает он. — Недавно мы купили бизнес в Турции и еще выходим на индийский рынок… Думаю, у нас впереди еще много кризисов. И это нормально. Жизнь развивается волнами. Главное — оставаться спокойным».

Говоря о Греге Тейне, коллеги и деловые партнеры прежде всего восхищаются несокрушимым оптимизмом. По словам Владимира Сорокина из «Альфа-Страхования», Грег обладает железной волей, его невозможно заставить свернуть с пути, если он в него верит, и это золотой стандарт предпринимательства.

No democracy

IMSG не долго оплакивала последствия кризиса. Уже через год у Тейна появились силы на открытие офисов IMS в регионах, а также на новые проекты. Он создал холдинг E-Business East, специализирующийся на интернет-проектах, исследованиях и рекламе в сети, еще через год организовал исследовательскую компанию IRG. В это время Кирилл Стародубцев и Стас Тихонов, покинув IMSG, организовали агентство недвижимости PMC, и по их просьбе Грег стал там председателем правления. Выбор объяснялся просто. «Для меня Грег всегда был примером гениального бизнесмена и к тому же добрейшей души человеком», — комментирует Стародубцев. В 2003 году компания получила лицензию крупнейшей международной сети Knight Frank и была преобразована в ее российское подразделение. В 2004 году IMSG купила компанию, занимающуюся ивент-маркетингом, One2Remember, а в 2005-м вышла сразу на два новых рынка: Казахстана и Украины.

Когда вы успеваете со всем этим управляться? — я не могу удержаться от не очень оригинального вопроса.

Встаю в 6 или 7 утра, даже если перебрал с выпивкой накануне.

Но как вам все-таки удается все эти бизнесы контролировать?

Один большой босс над всеми — это такой обязательный штамп для русского менталитета и русского бизнеса. Я уверен, что нужно просто правильно выбирать людей, давать им возможность управлять подразделениями компании и самим решать многие проблемы. Но, разумеется, все ключевые решения обсуждаются со мной.

Помимо поиска «правильных людей», по убеждению Грега, большому бизнесу нужна четкая схема управления, каждый должен понимать, за что он отвечает. Судя по всему, Тейну удалось создать такую схему, потому что 2-3 раза в неделю он находит время еще и для тенниса.

«Бизнес для него в первую очередь возможность общаться с большим количеством людей, — говорит о своем бывшем начальнике Кирилл Стародубцев, генеральный директор Knight Frank Russia. — Он построил свою компанию на людях, на человеческих отношениях. Он очень любопытен, активен, и любой бизнес под его руководством превращается в творческий процесс. Может быть, поэтому именно маркетинг стал для него основным направлением деятельности».

Вспоминая о своем первом месте работы и первом начальнике, Ольга Белова рассказывает, что Тейн изначально в каждом своем сотруднике видит талант и всегда готов дать шанс проявить себя: «Мы были такие юные, неопытные, и тем не менее Грег очень верил в нас и не боялся позволить нам быть причастными к действительно серьезным, требующим ответственности проектам».

Между тем Тейн-руководитель, по собственному признанию, не отличается демократичностью. «Каждое утро, когда я бреюсь перед зеркалом, убеждаю себя: «Не слушай людей вокруг, все ошибки в жизни от этого!» — делится Грег секретами менеджмента. — Я всегда знаю, в каком направлении двигаться, очень многие ошибки в бизнесе, да и в жизни, происходят из-за лишних дискуссий. Знаете, сколько меня отговаривали ехать в Россию?»

Источник: Унесенный ветром. Почему руководитель IMS Group Грег Тейн задержался в России. // Журнал «Индустрия рекламы» 2006 № 10. URL: https://adindustry.ru/doc/273
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Журнал «Индустрия рекламы»
Новые статьи