Индустрия рекламы Информационно-справочный портал
Теория и практика рекламной деятельности

Далекий финиш. Владимир Мединский: «Мы забираем у каналов деньги»

Обсуждение закона «О рекламе» во втором чтении переносилось уже пять раз. Один из авторов законопроекта, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, предпринимательству и туризму Владимир Мединский в интервью журналу «Индустрия рекламы» рассказывает о мелком жульничестве больших противников закона и перспективах его принятия. Автор статьи: Анна Колесникова.

Владимир Мединский, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, предпринимательству и туризму.

Обсуждение закона «О рекламе» во втором чтении переносилось уже пять раз. Ближайшее голосование намечено на 10 февраля. Состоится?

Шансы пятьдесят на пятьдесят. Мы слишком недооценили влияние противников закона.

Кого вы считаете противниками закона?

Лоббистов со стороны тех, кого этот закон ущемляет. Предположим, закон запрещает использование мобильных билбордов. Запрет был инициирован в ответ на тысячи просьб жителей крупных городов, инспекторов ГАИ и водителей. Этот вид рекламы не имеет официального статуса, его владельцы не платят налогов, при этом рекламируют все что угодно — табак, казино, алкоголь. Защитник их интересов в Государственной Думе не будет действовать напрямую: «Давайте сохраним мобильные билборды, потому что они не такие уж и плохие, как вам кажется!» Подобная аргументация вызовет хохот. Он придет и скажет: «В пункте 3 параграфа 4 статьи 19 есть, на наш взгляд, нестыковка с положением закона об авторском праве, давайте отложим принятие закона и доработаем». Иными словами, выдвинет абсолютно отвлеченное требование с целью утопить закон в поправках и отсрочить его принятие.

Если учесть, что, кроме мобильных билбордов, новый закон запрещает рекламу игорного бизнеса, рекламу табака, зонтичных брендов, наводит порядок на рынке наружной рекламы, наконец-то полностью запрещает рекламу алкоголя, становится понятно, какое количество заинтересованных лиц пытается всеми силами затянуть принятие закона. Причем способы бывают самые иезуитские.

Какие способы?

Некоторых депутатов просто дезинформируют. Их заваливают таким потоком лжи, что они начинают верить в то, что положение о запрете рекламы водки проплачено пивной индустрией, а запрет рекламы пива — водочной. Вот такой уровень аргументации. Апофеозом всего этого стало выступление на декабрьском пленарном заседании депутата от фракции ЛДПР Митрофанова, который просто обвинил авторов закона в подготовке оранжевой революции.

Чтобы разрешить конфликт, в декабре была создана группа по доработке закона, которую возглавил руководитель внутрифракционной группы «Единая Россия» Владимир Катренко. Насколько мне известно, в результате ее деятельности депутаты достигли согласия по большинству «острых» вопросов…

Она создавалась с целью согласования между представителями власти и бизнеса всех поправок, внесенных к этому моменту в закон. Как выяснила комиссия, за что Владимиру Семеновичу отдельное спасибо, 99% так называемых претензий к поправкам на самом деле ничего под собой не имеют. Например, лоббисты кричали, что закон ущемлял интересы Москвы и мэра. В ходе непосредственного общения с руководством города выяснилось, что предмет для спора отсутствует: закон учитывает интересы города по всем позициям.

Понятно, что при своей огромной загруженности мэр Москвы не имеет возможности лично изучать отдельные положения проектов всех принимаемых законов. Он вынужден полагаться в данном вопросе на доклады своих помощников. Оказалось, что кто-то из помощников то ли по ошибке или по каким-то иным причинам взял за основу для доклада один из старых проектов. Из-за этого мэра, например, ошибочно проинформировали о том, что закон якобы предусматривает бессрочную выдачу разрешений на установку рекламных конструкций.

В действительности возможность выдачи бессрочного разрешения существовала только в одной из многочисленных версий законопроекта. Кроме того, всегда там был предусмотрен страховочный документ — договор аренды. То есть даже если разрешение бессрочное, но город подписывает с оператором договор аренды на два года, через два года власти имеют право снести конструкцию, если не выполняются условия договора. Про договор мэру сказать «забыли». Ситуацию ему преподнесли по-другому: «Землю нашей матушки-столицы коммерсантам навечно в пользование. Бесплатно. И мы ее никогда не отсудим обратно». Мэр справедливо возмутился. Он потребовал, чтобы норму поменяли с бессрочной хотя бы на пятилетнюю. На самом деле депутаты еще до появления требования утвердили пятилетний срок аренды.

Мэра новая редакция удовлетворила, а операторов рынка?

Как выяснила комиссия Катренко, никаких содержательных разногласий ни с операторами, ни с представителями власти по поводу закона о наружной рекламе не было.

Известно, что в создании первой редакции нового закона, авторами которого были вы, Валерий Драганов, Валерий Комиссаров и Юрий Волков, со стороны наружной рекламы участие принимала только News Outdoor. Весной это вызвало большое недовольство остальных игроков рынка. Кто из операторов наружной рекламы был привлечен к обсуждению поправок осенью?

Осенью при разработке поправок к закону о наружной рекламе, кроме компании News Outdoor, присутствовали представители более десятка компаний, а также рекламных ассоциаций. Скажу честно, с операторами мы общаемся не очень часто и плотно. Но я думаю, разговоры о том, что операторы против закона, сильно преувеличены. Если они настолько против новой версии, объясните мне, почему Владимир Макаров, который наиболее плотно общается с операторами наружной рекламы и знает потребности этого рынка, требование отложить принятие законе аргументирует тем, что закон носит «прокоммерческий» характер? По логике, он должен носить антикоммерческий характер!

Один из пунктов, который вызывал возражение операторов наружной рекламы, — реклама на остановках. Исполнительный секретарь РАМО Вадим Нечуй-Ветер в беседе с представителем журнала «Индустрия рекламы» заявлял, что в новой редакции остановки под определение «рекламная конструкция» не подпадают, что не позволяет регулировать размещаемую на них наружную рекламу.

Ситуация со статусом рекламы на остановках — еще один пример мелкого жульничества. В законе было написано, что разрешение выдается на установку рекламной конструкции. И далее: рекламными конструкциями не считаются зонтики, ларьки и остановки. Надеюсь, вы согласитесь, что остановки устанавливаются с целью посадки-высадки пассажиров, а не с целью размещения рекламы. Поэтому, естественно, мы не лезем в порядок выдачи разрешений на установку этих конструкций. Этим должны заниматься соответствующие службы города, которые решают, где, как и сколько устанавливать остановочных павильонов.

Еще одно событие, взволновавшее рынок, — поправки, сокращающие рекламное временя в ТВ-эфире.

Этих поправок еще нет. Есть несколько проектов поправок, в той или иной степени ограничивающих количество рекламы как на ТВ в целом, так и в так называемых «длительных телепередачах» то есть художественных фильмах. Руководители фракции «Единая Россия» подготовили несколько вариантов различных поправок, которые отвечают в данном случае чаяниям телезрителей. Все мы люди разумные и не хотим принимать драконовский закон, который бы уничтожил так бурно развивающийся телерынок. Нужно соблюдать баланс.

В чем суть этих вариантов?

Отвечу на вопрос, когда конкретная редакция будет вынесена на обсуждение. То, что написали некоторые СМИ, — это страшилки, записанные со слуха, не заглядывая в текст. Я видел разные варианты этих редакций: какие-то более взвешенные, какие-то менее. Но все они отвечают чаяниям рядовых телезрителей. Что больше всего раздражает телезрителей? Реклама, прерывающая фильмы.

Откуда знаете?

После всех выступлений авторов законопроекта в СМИ, когда они вели разговор о законе «О рекламе», первый звонок от телезрителей или радиослушателей всегда был с требованием: уберите рекламу из художественных фильмов.

Вариант сокращения рекламного времени до 10 и 8 минут в час к 2008 году вероятен?

Очень маловероятен. В обсуждаемых вариантах предусмотрены разные подходы. Есть варианты, которые устанавливают минимальное количество времени, не прерываемое рекламой. Есть подход, который устанавливает максимальный объем рекламного блока. Есть вариант, который указывает максимальный объем рекламы в одном часе. Есть тот, что привязывает максимальный объем блока к длиельности передачи. Вариантов масса, сами путаемся.

Как же из них выберете тот, что будет вынесен на обсуждение?

Это будет политическое решение.

С бизнесом будете советоваться?

Уже советуемся. Почему политическое решение всегда самое честное? Потому что оно никогда не принимается кулуарно, в одиночку.

Почему они вносятся так поздно, ведь утверждение закона во втором чтении, надеюсь, не за горами?

Нынешнее законодательство о рекламе вообще никак не ограничивает количество рекламы на ТВ. В первом чтении нового закона в результате длительных переговоров, в том числе и с телеканалами, и с представителями рекламы и бизнеса, была найдена формула «не более 20% от времени вещания». И при этом в части, касающейся взрослых передач, прерывание по принципу не чаще, чем раз в 15 минут на 5 минут в прайм-тайм. Это намного меньше, чем сейчас. Если вы включите любой воскресный вечерний фильм по любому центральному каналу, вы там на 10 минут фильма будете 10 минут рекламы смотреть. 15 на 5 — это очень жесткое ограничение для прайм-тайма по сравнению с нынешним положением вещей. При этом 15 минут рекламы каждый час — это 25% от эфира, а допустимо лишь 20%. Соответственно, если в этом часе 15 минут, то в следующем должно быть меньше. После принятия закона в первом чтении ряд представителей Думы сказали, что даже ограничений недостаточно. Новые поправки еще не внесены, но они, совершенно точно, установят еще большие ограничения. В процессе второго чтения закон, как правило, всегда становится жестче.

26 января на пресс-конференции, посвященной защите свободы слова, выступали представители Общественной палаты — Эдуард Сагалаев, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей, и Николай Сванидзе, ведущий программы «Зеркало». Они выразили недовольство тем, что представителям Общественной палаты просто не дали времени повлиять на редакцию закона.

В рабочей группе по подготовке закона «О рекламе» участвовали два члена Общественной палаты: Елена Зелинская, вице-президент «МедиаСоюза», и Александр Школьник, директор Дирекции детских программ Первого канала. Каждый из них внес огромный вклад в разработку закона. Поэтому Общественная палата — это последний орган, который может жаловаться на невнимание со стороны Государственной Думы в отношении принятия закона.

Почему же тогда Сагалаев сказал, что снижение объема рекламы на ТВ больно ударит по независимому коммерческому телевидению, а Сванидзе назвал предполагаемые поправки «прямой популистской позицией на грани демагогической»?

Каналы, конечно, против, потому что мы забираем у них деньги. Когда я сказал, что два члена Общественной палаты входят в рабочую группу, имелось в виду, что эти два члена поддерживают ту версию законопроекта, которая была принята в первом чтении весной. Потом мы очень активно поработали над поправками.

Почему работа с Общественной палатой не ведется сейчас?

Еще раз скажу, мы еще не видели внесенных поправок, поэтому спорить с представителями палаты не о чем.

27 января 2006 года вступили в силу изменения к закону «О рекламе», ужесточающие штрафы за нарушение закона, а закон-то еще не принят…

Мы полагали, что к февралю закон «О рекламе» будет принят во всех трех чтениях. И тогда ФАС получит мощную дубинку для контроля над соблюдением этого закона. Но инструмент дали, а закон до сих пор не приняли.

Еще одна важная поправка, вокруг которой не утихают споры, — реклама в детских передачах. Именно существующий закон обвиняют в том, что детские программы фактически исчезли с телевидения.

Решение этого вопроса пока не найдено. Сталкиваются две позиции. Позиция Комитета по экономической политике и позиция Комитета по делам женщин и семьи. Изначально Комитет по делам женщин и семьи был вообще против рекламы в детских передачах. Потом с помощью фактов нам удалось убедить их, что без рекламы детских передач не будет вообще. Сейчас, чтобы выполнить лицензионные требования по объему детского вещания, каналы закупают самые дешевые японо-корейские мультики. А наши художники живут в Канаде и умудряются получать «Оскаров» за свои мультфильмы. Еще несколько лет такой жизни, и у нас не останется ничего. Поэтому принятый в 1995 запрет — это пример благих намерений, которыми мостят дорогу в ад.

Комитет по экономической политике все-таки за рекламу в детских передачах?

Однозначно за, но с большим количеством ограничений. Во-первых, ее должно быть намного меньше, чем во взрослых. Вариант Комитета по экономической политике — три минуты на полчаса детской передачи в том случае, если она длиннее, чем 30 минут. Если короче, реклама не допускается. Во-вторых, будет определен перечень, какой реклама не должна быть по содержанию. Несмотря на это, разногласия между комитетами еще сохраняются. Ищем выход.

Источник: Далекий финиш. Владимир Мединский: «Мы забираем у каналов деньги». // Журнал «Индустрия рекламы» 2006 № 04. URL: https://adindustry.ru/doc/141
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Журнал «Индустрия рекламы»
Новые статьи