Индустрия рекламы Информационно-справочный портал
Теория и практика рекламной деятельности

Нам бы в космос полететь. Почему голливудские мастера решили снимать рекламу в России

При подготовке к интервью с художником-постановщиком Перри Блейком и продюсером Руди Калегари журналисту «Индустрии рекламы» поставили жесткое условие: никаких вопросов о гонорарах. Денежный вопрос неприемлем и даже оскорбителен для профи из Голливуда — зимой в Россию они приехали совсем подругой причине. Как убедилась обозреватель журнала «Индустрия рекламы» Анна Колесникова, в России они хотели сделать то, что им не дают сделать на фабрике грез, — снять нечто «фантастическое».

Супергерой, чудаковатый помощник и их подружка умница-красавица — классическая голливудская троица, уже много лет кочующая из одного блокбастера в другой. В российской версии, придуманной в BBDO Moscow для Orbit, в роли Шрека, осла и принцессы выступит команда космических дантистов — Док, Джуниор и мисс Синтия Робот. Для их воплощения в 30-40-секундных рекламных роликах в Москву было вызвано звездное голливудское трио — режиссер Фрэнк Корачи, продюсер Руди Калегари и художник-постановщик Перри Блейк.

Несмотря на явную стереотипность образов новой кампании Orbit, голливудские мастера уверены, что создают для заказчика нечто совершенно новое. Особенно доволен художник-постановщик Перри Блейк — агентство предоставило ему почти полную свободу творчества. В результате эстетику роликов он продумал досконально: халаты врачей стали «белыми, но не старомодными», а кабинеты «стерильными, но не скучными».

Голливуд привык уделять деталям особое внимание. «Вы можете и не вспомнить, какой диван или лампа были в этом ролике. Но эти мелкие детали оказывают огромное влияние на целостное впечатление, — комментирует работу Блейка продюсер Руди Калегари. — Потом я могу спросить человека: «А помнишь, как выглядела та комната?» И он скажет, что нет. Но если я спрошу, понравился ли ролик, он скажет: «Да».

Все же полного успеха самому проекту детали не гарантируют — две предыдущие совместные работы Корачи и Блейка, фильмы «Клик: с пультом по жизни» и «Вокруг света за 80 дней», отличились прекрасным оформлением и размахом декораций, но не показали выдающихся результатов в прокате. Сейчас Блейк и Корачи не скрывают, что очень рассчитывают на рекламный сериал Orbit. Поместив работу для Orbit в свое портфолио, мастера собираются использовать ее как повод доверить им более масштабный голливудский проект — полнометражный фильм о космическом будущем.

Перри Блейк:

Образование: окончил Гарвардский университет, где получил научную степень в области архитектуры.

Профессиональная деятельность: после окончания университета работал в Лос-Анджелесе с известным архитектором Фрэнком Гэри; карьеру в рекламе начал в качестве арт-директора, работал с такими брендами, как Coca-Cola, Reebok, Nike и Nissan; работу в кино в качестве художника-постановщика начинал на проектах Адама Сендлера «Билли Мэдисон» (1995), «Счастливчик Гилмор» (1996), «Певец на свадьбе» (1998), «Водонос» (1998), «Большой папа» (1999), «Миллионер поневоле» (2002); в 2002 году дебютировал в качестве режиссера фильма «Мастер маскировки».

Вопрос: Перри, несмотря на то что вы периодически снимаете рекламные ролики, вам, наверное, чаще приходится общаться с киножурналистами?

Перри Блейк: Да, естественно, я работаю в кино, и журналисты киножурналов Entertainment или Variety проявляют ко мне гораздо больший интерес.

Вопрос: Российские журналисты также проявляют интерес к вашим киноработам. Например, фильм «Клик: с пультом по жизни», над которым вы работали в качестве арт-директора, разгромили по полной программе с точки зрения сюжета и режиссуры, отметив, что лишь дизайн и стилистика в нем достойны внимания. То же самое говорили несколько лет назад и о фильме «Вокруг света за 80 дней», над оформлением которого вы также работали. Значит, ваша работа «спасает» фильмы?

Перри Блейк: Вы мне льстите! А точный текст рецензии покажете?

Вопрос: Конечно! Если вы расскажете, что такого выдающегося вы сделали для «Клика».

Перри Блейк: В фильме «Клик» основной работы потребовало изображение смены времен. Герой получает пульт, с помощью которого можно управлять временем, возвращаться и исправлять что-то в своей жизни или, наоборот, пропускать какие-то моменты. По сценарию рассказ начинается в 2006 году, но затем переходит в прошлое и будущее героя, когда он был мальчиком, когда был подростком и когда становится старым.

Чтобы передать ощущение времени, мы в первую очередь играли с цветами. Когда показывали ранние периоды жизни героев, брали цвета из 1970-х, более яркие, сочные и ядовитые. Настоящее время мы передавали более приятными и теплыми оттенками. А по мере того как история уходила в будущее и характер нашего героя становился все более замкнутым и черствым, мы делали цветовую гамму более холодной, где доминировали оттенки синего — цвет холода, льда.

Голливудский продюсер Руди Калегари мечтает снять полнометражный фантастический фильм.

Вопрос: В работе с Orbit вы также имеете дело с будущим. Но, полагаю, оно отличается от будущего, показанного в «Клике»?

Перри Блейк: О, еще бы! В Orbit оно будет прекрасным, даже не сомневайтесь. На самом деле в «Клике» мы не хотели показывать будущее слишком «сумасшедшим». Оно лишь немного отличалось от настоящего, не было технократичным или будущим а-ля апокалипсис. По улицам этого мира все еще ездят машины, одежда вполне современна.

И в ролике Orbit мы сделали нечто похожее. Мы хотели перенестись в будущее, но не перегибать палку. Вот, например, персонаж дантист Док. Он, конечно, герой будущего, но по-прежнему выглядит как дантист, и зритель должен узнавать в нем дантиста. Дантисты носят белое, но, чтобы добиться нужного соотношения настоящего и будущего, мы сделали его костюм серебряно-белым. Дантисты обычно носят халат, но мы дали ему более стильный блестящий плащ. Ну и, естественно, его ассистентку по имени Синтия Робот мы также заставили выглядеть более круто и сексуально.

Вопрос: Ваши идеи появляются исключительно благодаря опыту и воображению или Голливуд диктует определенные клише в работе с визуальным оформлением?

Перри Блейк: Мы не отталкиваемся от трендов, все эти образы рождаются в нашем собственном сознании — воображении режиссера Фрэнка Корачи, моем, дизайнера по костюмам. В случае с Orbit каждого из трех персонажей мы хотели сделать уникальным, со своим характером. Например, Док — он и профессор, и лидер всей группы. Вот дали ему плащ, как в «Матрице», который героически развевается за его спиной, когда он идет по космическому кораблю. Его ассистент Джуниор — это типичный техносексуал. К тому же восхищается Доком и мечтает во всем быть на него похожим. Но на самом деле он лишь на вторых ролях, помощник. Мы не доставили ему удовольствия быть точной копией Дока, а сделали его уменьшенным, пародийным подражанием. К тому же не дали ему такого же длинного плаща — он довольствуется лишь короткой курткой и ботинками на платформе.

«Кафе» — первый брендированный ролик рекламного сериала «На Орбите».

Вопрос: А платформа зачем?

Перри Блейк: Если честно — не знаю. Видимо, так он пытается дорасти до Дока. Но не получается, так как он моложе по возрасту. Чтобы подчеркнуть то, что Джуниор младше, мы также одели ему очки. Видно, как через них он уставился на Дока, открыв рот от восхищения. Третья героиня — мисс Синтия, она должна быть просто прекрасной и сексуальной. И роботом.

Вопрос: Это женщина-робот?

Перри Блейк: Мы хотели сделать ее максимально женственной и ни в коем случае не роботоподобной, без всех этих механических движений. Ее искусственное происхождение передается за счет других приемов — демонстрации супервозможностей. Вот, например, в одном из эпизодов она читает журнал, Док выключает общее освещение, и она продолжает читать, подсвечивая себе лучами из собственных глаз.

Вопрос: Зачем понадобилась столь детальная проработка персонажей? Ведь, как бы цинично это ни звучало, но это всего лишь реклама, а не большое искусство.

Перри Блейк: Кампания рассчитана на долгий срок. Идея была в том, чтобы создать платформу для продукта, рекламный сериал, который бы люди потом смотрели как шоу или мыльную оперу.

Р. Калегари: Зрители будут наблюдать за новыми роликами как за комедийным сериалом, ждать, когда же появится следующий эпизод. Да и лично для себя мы обнаружили в нем определенный потенциал. Нам понравилась перспектива создать сериал с единой идеей, которая будет развиваться на протяжении минимум нескольких лет. Заманчивой оказалась возможность создать свой собственный мир, корабль и персонажей, которые могут стать маленькой частью нынешней поп-культуры. Поэтому мы прорабатывали характеры так же, как делали бы это в кино. Хотя при съемках большинства роликов этого не требуется. Ты даже не задумываешься о личностях своих героев, что им нравится и что их интересует. А здесь мы продумывали каждого досконально. Джуниор или Док, что за ними стоит? Кто они? Куда они направляются. Это то же самое кино, но сложность в том, что его нужно было уместить в 15 секунд.

Вопрос: Агентство ограничивало ваше воображение?

Перри Блейк: Оно дало нам ряд отличных идей, чтобы задать нужное направление для работы. Видите ли, когда вы имеете дело с будущим, тут нет пределов для воображения, вы можете использовать любые гаммы цветов — от кислотных до черно-белых. Поэтому агентство предоставило нам скетчи того, как они видят этот ролик, и благодаря этому нам стало понятно, в каком направлении действовать и как можно их идею улучшить.

Вопрос: Как эти персонажи будут развиваться в будущем?

Руди Калегари: Мы снимаем четыре ролика. Три, где персонажи находятся в космическом корабле, и четвертый, где они направляются в космическое кафе. Но если у тебя есть космический корабль, ты можешь отправиться куда хочешь! Как в «Стар Трек». Надеюсь, BBDO Moscow пригласит нас, чтобы работать над новыми сериями.

Вопрос: А вы раньше работали над фильмами о космосе?

Перри Блейк: Нет, но всегда хотели, и, возможно, поэтому согласились на предложение BBDO Moscow. Когда мы делали «Клик», то экспериментировали с будущим, и это было хоть немного, но похоже на фантастический фильм. Например, нам пришлось создавать больницу будущего. Некоторые идеи, которые родились во время съемок «Клика», мы принесли сюда.

Работая над рекламным сериалом, мы держали в голове «Стар Трек» и «Космическую одиссею 2001 года». Но мы не хотели делать все исключительно белым и пресным. Несмотря на то что образ дантистов диктует стерильную белизну в кадре, нужно было, чтобы герои по-прежнему выглядели весело. Поэтому в качестве основной цветовой гаммы мы выбрали белый и голубой с уходом в ультрафиолет.

Отличительная черта Синтии, робота-медсестры, — синие волосы и регулируемый объем груди.

Вопрос: Работа с рекламными роликами помогает вам при создании большого кино?

Руди Калегари: В рекламе приходится рассказывать историю, которая настолько коротка, что нужно с первого взгляда погрузить зрителя в ее суть. У вас нет времени объяснять долго, только 30 секунд, поэтому важно быть максимально точным в том, что делаешь. А дел в рекламе не меньше, чем в кино. Например, в четырех роликах у нас участвуют, кроме главных героев, различные существа — от яйцеголового чудовища до гигантского осьминога. Ты волнуешься о декорациях, спецэффектах и пришельцах. В общем, множество работы.

Перри Блейк: В конечном итоге каждый аспект твоей карьеры помогает. Не важно, что сегодня вы делаете ролик, а завтра фильм или наоборот. Все это опыт. Кстати, я обязательно включу работу для Orbit в свое портфолио.

Вопрос: А вы следите за рекламным мейнстримом, скажем, Clio Awards посещаете?

Перри Блейк: Не особенно, в этом нет необходимости. Среди моих друзей много арт-директоров и продюсеров, которые занимаются съемками как кино, так и рекламных роликов. Поэтому мне не нужно посещать фестивали, чтобы изучать их работы, я и так знаю все стили. Могу сказать — вот мой друг, он сделал такой-то ролик.

Руди Калегари: Иногда работа над роликом может быть эквивалентна съемке многомиллионного полнометражного фильма. Если твои 30 секунд обходятся в полмиллиона долларов, тебе, конечно, ставят в упрек, что за такие деньги можно снять что угодно, но работы бывает не меньше, чем в большом кино, и она бывает не дешевле.

Вопрос: Но быть рекламистом в Голливуде — это все же преимущество перед остальным миром?

Руди Калегари: Единственное место на земле, где производится фильмов больше, чем в Голливуде, — это Бомбей. Но фильмы там очень специфичны и однотипны. По всему миру можно найти хороших художников и операторов, но только в Лос-Анджелесе их количество и разнообразие предельно высоко, при этом можно найти профессионалов с уникальной узкой специализацией. Например, оператора, который снимает только комедии, но делает это лучше всех.

Голливудское изобилие можно описать так: если тебе нужно какое-то нестандартное оборудование или какой-то узкий специалист и ты не можешь найти его в Голливуде, значит, его просто не существует. Потому что все это изобретается именно там. При этом, чтобы найти требуемое, нужно сделать лишь один телефонный звонок нужным людям, которые знают, как достать или изготовить требуемое.

Вопрос: Значит, нет пределов для воображения?

Руди Калегари: Есть лишь один предел — бюджет. Если он достаточно велик, то в Голливуде, повторю, любая твоя прихоть решается одним телефонным звонком. И если ты креатор, тебе стоит лишь пожелать, и ты все получишь. Благодаря этому иногда реклама действительно может опережать кино. Даже с финансовой точки зрения снимать ролик на 30 секунд легче, чем фильм на 2 часа. Поэтому можно в 30 секундах позволить себе что-то новенькое, эдакое. Так, например, произошло с говорящими животными, которые сначала появились в рекламе, а уже после в фильме «Бейб».

Вопрос: Получается, что все вопросы в Голливуде решаются одним, простите, «кликом»?

Руди Калегари: Знаете, когда я увидел сценарий Orbit, мне он сразу очень понравился. Я позвонил Фрэнку Корачи. Фрэнк сказал, что нужно обязательно позвать Перри, потому что ему понравится. И мы сразу же позвонили Перри. В результате команда была сформирована за 2 минуты!

Перри Блейк: Кстати, прежде чем поехать работать в Москву, я также позвонил нескольким своим друзьям и спросил у них, как это — работать в Москве? Они сказали: «О’кей, можешь ехать», — и я поехал.

Источник: Нам бы в космос полететь. Почему голливудские мастера решили снимать рекламу в России. // Журнал «Индустрия рекламы» 2007 № 06. URL: https://adindustry.ru/doc/648
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Журнал «Индустрия рекламы»
Новые статьи